Виталий Кварцяный: "Нечистоплотность моих игроков в матче с "Днепром" была очевидна"
Разделы

Все статьи сайта





http://minivideo-perm.ru/
Есть в украинском чемпионате тренеры, чьи пресс-конференции, как ни парадоксально, вызывают у журналистов не меньший интерес, чем матчи с участием их команд. И если в российской премьер-лиге после вылета "Черноморца" и ухода прослывшего остряком и балагуром наставника этой команды Игоря Гамулы возникло явление, метко названное "безгамульем", то в нашем ведущем дивизионе подобного дефицита не наблюдалось никогда.

Чего стоит, скажем, реплика Йожефа Сабо после очередного тяжелого матча "Динамо": мол, дайте на месяц свисток и позвольте судить матчи высшей лиги - и я тотчас стану миллионером! Или признание Евгения Кучеревского, что в прошлом сезоне ключевой фразой установки на победный матч "Днепра" с "Гамбургом" стала: "Загоним, ребята, фрицев за Бранденбургские ворота"?

Не удивляет и лидерство в хитпараде тренерских откровений уходящего года Виталия Кварцяного. Речь тренера "Волыни" начинена занятными фразами, как охотничий снаряд дробью: никогда не знаешь, в какую сторону срикошетит. Правда, для клубной кассы эти рикошеты обходятся недешево: за критику судей бюро ПФЛ накладывает солидные, по меркам провинциальной команды, штрафы.

- Подобное красноречие - качество врожденное или приобретенное с жизненным опытом?

- Кое-что, разумеется, пришло с годами. Однако основа была заложена еще в юные годы, когда, читая литературу, заимствовал для себя какие-то фразы и емкие выражения. Я ведь и в школьные годы не хотел быть похожим на всех, при каждом удобном случае заявлял свое мнение. В четвертом классе учителя рассмотрели во мне актерские данные и дали в любительском спектакле роль Тараса Шевченко. Впрочем, при нынешней работе мне не всегда удается удержаться в литературных рамках - особенно если приходится спорить с начальством, от которого зависит судьба команды. -

- К вашему мнению прислушиваются?

- Власть редко поддерживает предложения, исходящие не от нее -что в союзные времена, что теперь. Помню, как полтора десятка лет назад настаивал на строительстве общежития для футболистов. Мы ведь тогда чуть ли не подвиг совершили, выиграв зональный турнир во второй лиге. Обком обещал решить все проблемы, но слова, как водится, разошлись с делом. И я отважился на нестандартный шаг - ушел в подполье...

- Это как?

- Обыкновенно: три дня секретарь обкома не мог меня найти, а команда категорически отказывалась ехать на сборы с другим тренером. В Ужгороде, где мы к сезону должны были готовиться, уже и гостиницу проплатили. Деньги капают, а мы преспокойно "на стакане" сидим и в ус не дуем. Тогда чиновники стали предлагать компромисс. Звонят мне и просят: ты, мол, работай с ребятами, а мы постараемся "Волыни" помочь. Но я, не выбирая выражений, объяснил им, что на попятную не пойду. Через пять дней приехали на базу черные "Волги" - и за два часа, как по мановению волшебной палочки, проблемы решили.

- Местные власти, слышал, "Волыни" и сейчас неохотно помогают...

- Главное, что не мешают. Отдали стадион, находящийся в муниципальной собственности, в аренду на 20 лет, не требуют отчислений от предматчевой торговли вокруг арены. Мэр, обещавший серьезную поддержку, выносил на рассмотрение городского совета вопрос о реконструкции "Авангарда", какие-то суммы на это выделялись. Однако до клуба они почему-то не дошли. По договору мы полностью содержим штат стадиона, а это - 140 человек, поддерживающих в порядке газон и строения. Зарплату им начисляем из средств, поступающих от продажи билетов...

- Хотите сказать, что сборы способны окупить обслуживающий персонал?

- Не просто способны - окупают! Во всяком случае, в этом отношении "Волынь" можно назвать рентабельным клубом. Строим базу, на которой будет пять натуральных полей и одно искусственное. Пока довольствуемся четырьмя. В расчете на "дубль" восстановили стадион "Подшипник", но власти Ковеля, расположенного в 65 километрах от Луцка, нас попросили играть на их стадионе. Мы согласились: газон там отличный, трибуны на две тысячи мест практически не пустуют. Затрат на содержание ковельской арены не несем: за счет билетов ее хозяева окупают и матчи дублеров "Волыни", и тренировки основы. Работаем круглый год на загородной базе, еще одно поле построили в спортинтернате...

- В продолжение темы крепких выражений, помогающих вам в общении с властями, было бы любопытно узнать: а футболисты, которых вы порой жестко критикуете, на вас обиду не таят?

- Они понимают, что я отношусь к ним с большим уважением и любовью, но стараюсь этого не показывать. Если же говорить о непарламентских выражениях, которых в моем лексиконе предостаточно, то они - поверьте многолетнему педагогическому опыту - дают намного больший эффект, чем вежливые реверансы. В разгар сезона у тренера просто нет времени руководствоваться принципами Макаренко и постепенно убеждать футболистов. Игроки ведь тоже любят откровенность. Когда ситуация доходит до точки кипения, они, как мне кажется, готовы устроить тренеру "темную". Но все-таки понимают, что крепкое словцо я употребляю не для того, чтобы их оскорбить.

Тем более, что рукоприкладства себе не позволяю. Пластиковые бутылки, с минеральной водой у нас в раздевалке летают - это да. В перерыве матча в Полтаве, где моя команда играла без напряжения, рассчитывая забить гол "на классе", хотел не просто бросить бутылку, а запустить ее в направлении конкретного игрока. Но передумал: открыв пробку, устроил ребятам освежающий душ. И знаете - помогло: во втором тайма ребята бегали, как заведенные, выиграв со счетом 2:0.

- После одного из поединков вы сказали, что футболисты "Волыни" не столько играли, сколько готовились к свадьбе вашего вратаря Гуменюка...

- Был такой матч. Ребята, несмотря на установку атаковать по всем фронтам, берегли себя, а во втором тайме окончательно позабыли об игровой дисциплине. Мало того, что после удаления Омоко пришлось заканчивать матч в меньшинстве, так еще и Крунич - наш ключевой игрок - получил четвертую желтую карточку и был вынужден пропустить принципиальный матч с киевским "Динамо".

- Но сам Гуменюк, насколько я помню, оснований для критики не дал.

- Мы действительно сыграли с "Кривбассом" вничью - 0:0 - прежде всего благодаря голкиперу. Но я, предчувствуя неладное, просил его свадьбу на какое-то время отложить. Рекомендовал перенести торжества на межсезонье, чтобы ни Саша, ни его партнеры не выбивались из тренировочного и игрового графика. Гуменюк же был непреклонен - и я, хоть и грозил не отпустить футболистов на свадебную вечеринку, никому препятствовать не стал. Сам, правда, на свадьбу не пошел...

- Не получили приглашения?

- Напротив, Саша хотел видеть меня среди гостей. Но за четверть века тренерской работы вывел для себя правило: не ходить к своим игрокам на свадьбы, какие бы отношения меня с ними не связывали. А все потому, что уверен: брак футболисту на пользу не идет. Игрок теряет свежесть, в его организме происходят отрицательные со спортивной точки зрения изменения. Да и посторонние мысли мешают на работе сосредоточиться. Помню, перед игрой с киевлянами он сидел в раздевалке с отрешенным видом. "Что стряслось, Саша, - спрашиваю. - Может, ты не готов?" - "Да нет, - отвечает, - все в порядке". И снова о чем-то задумался. А вышел на поле - и буквально на третьей минуте неоправданно сопернику в ноги бросился. Диого Ринкон его легко обвел и мяч в сетку закатил, а свой же защитник - ногой в голову "въехал". И парень, находившийся в отличной форме, на долгое время из игры выбыл. В Ужгороде пришлось ставить в ворота Никитенко, игравшего на уколах и буквально дремавшего на линии. Слыханное ли дело: "Волыни" мяч с 16 метров головой забили! Можете представить, что я после того матча сказал футболистам в раздевалке.

- Игроки, обижаясь на вашу критику, команду не покидали?

- Да что вы из них прямо кисейных барышень делаете! Доступные для мужской компании выражения лишь ускоряют процесс усвоения знаний - это не только тренеры знают, но и учителя, и преподаватели вузов. Через мои руки прошли сотни футболистов - и ни один, уходя из "Волыни", ни в чем меня не упрекнул.

- Их не задел даже ваш монолог, произнесенный в прошлом сезоне после матча с "Борисфеном"? Вы ведь тогда говорили что-то об "уродах, по которым напильник плачет". Не все журналисты поняли: зачем тренеру напильник?

- Чтобы объяснить вам это, придется начать издалека. В Борисполе мы проводили один из первых матчей нового сезона. Предыдущий завершили на шестом месте, добрались до полуфинала Кубка Украины. Но общую радость по поводу этих достижений омрачил наш последний домашний матч с "Днепром", в котором вели со счетом 4:1, но проиграли - 4:5.

- Тот поединок принято считать самым ярким, хотя и недоказанным примером сговора в украинском футболе. Теперь, по прошествии времени, можете сказать, что случилось на самом деле?

- Нечистоплотность моих игроков была очевидна. Они не имели права так поступать, хотя и знали, что результат никак не влияет на наше турнирное положение. Возможно, им были нужны деньги для банкета по случаю окончания сезона (грустно улыбается). Это сейчас я воспринимаю ту ситуацию так спокойно, а тогда - запер футболистов в раздевалке до трех часов ночи. Требовал, чтобы они признались - не ПФЛ или федерации, а лично мне. Но футболисты словно воды в рот набрали. И тогда я официально объявил, что эту команду разгоню.

- Не жаль было разваливать коллектив, собиравшийся годами?

- Конечно, жаль. Но у меня не было другого выхода. Оставил в "Волыни" лишь Гащина, Сачко и Гуменюка, потом вернул Гончаренко. А девяти игрокам, которые были, на мой взгляд, замешаны в сговоре, пришлось уйти. Обидно, что ребята пошли на подлость не за серьезные деньги, а практически за копейки. Ведь договаривались, как я потом выяснил, уже во время матча.

- Ваш эмоциональный порыв, повлекший за собой радикальное обновление состава, не прошел бесследно: команде, реально претендовавшей годом ранее на место в "зоне УЕФА", пришлось бороться за выживание в высшей лиге...

- Летнее межсезонье в Украине и прежде-то продолжительностью не отличалось, а в том году в силу различных обстоятельств и вовсе сократилось до минимума. Понятно, что времени для полноценной трансферной политики у меня не оставалось. Игроков собирал, что называется, с бору по сосенке. А тот матч в Борисполе был одним из первых в сезоне. "Волынь" плелась в хвосте турнирной таблицы, но "Борисфен" по всем раскладам должна была обыгрывать. Рулиев чистый выход один на один не использовал, Домбраи в штангу попал... А мы в свою очередь курьезный гол пропустили: мяч после удара Анненкова от кочки срикошетил. И все это - на фоне довольно сомнительного судейства.

- По пути в раздевалку вы, говорят, лицом к лицу столкнулись с арбитром...

- Произошло это совершенно случайно. Я находился в шоковом состоянии и никого вокруг не замечал. Но на судью, который и в прежних матчах к "Волыни" симпатии не испытывал, среагировал. Выпуская пар, выражений не выбирал. Все сказанное сейчас и не припомню, но, кажется, обещал застрелить его, если он наберется смелости и приедет в Луцк. Кто знал, что в той же комнате, в высоком кресле спиной ко мне сидит инспектор матча Константин Вихров? Если бы он сразу обернулся и призвал меня к порядку - я не сказал бы, думаю, и половины того, что выдал в адрес арбитра. Но Вихров обернулся в самом конце - и сообщил, что подаст на меня рапорт в ПФЛ.

- Теперь понятно, в каком настроении вы пришли на ту пресс-конференцию.

- До встречи с журналистами я еще в раздевалку заглянул и раскритиковал ребят по полной программе. Никто, кстати, на слово "уроды" не обиделся - какие только слова не слетают с уст тренера в такие моменты! Особенно если игроки не выполняют установку. Пришел в конференц-зал, а там нет еще ни тренера соперников, ни журналистов. Только телевизионные камеры в уголке пристраиваются. Я-то думал, что пресс-конференция не началась и с присутствующими в неформальной манере стал мнениями обмениваться. А они, выходит, уже записывать начали. И ведь растиражировали всего одну, вырванную из контекста фразу - насчет напильника.

- Что же вы тогда имели в виду?

- Готов, если угодно, повторить свое выступление почти дословно. "Мы, - сказал, - сыграли сегодня безобразно, моим футболистам не хватало координации. И это - вина детских тренеров. Они поставляют нам исполнителей, готовность которых абсолютно не сопоставима с уровнем высшей лиги. Вот и приходится полученный материал, образно говоря, соединять сварочным аппаратом, а потом шлифовать напильником острые углы". А в конце - добавил еще пару слов об уродах, которым далеко до полноценных игроков.

- Не тогда ли вы бросили фразу, что с такой игрой футболисты получат премиальные не раньше 32 декабря?

- (Смеется). Это было сказано несколько месяцев спустя. И хотя турнирное положение по-прежнему оставляло желать лучшего, деньги клуб все-таки выплатил. Мне всегда сложно отнимать у игроков заработанное - даже если это необходимо сделать с педагогической точки зрения. Грозить могу сколько угодно, но в день зарплаты о штрафах, назначенных в течение месяца, стараюсь забыть.

- Такой же подход и у тренера "Днепра" Евгения Кучеревского, который рассказывал мне, как еще в советские времена, штрафуя игрока, приглашал два-три месяца спустя в кабинет его жену и отдавал недостающую сумму. Не хотел, чтобы страдал семейный бюджет и это отражалась на настроении футболиста во время матчей...

- Приятно слышать, что у моего коллеги и давнего друга столь же бережное отношение к игрокам. В нашем клубе, к примеру, система штрафов сформировалась в последние лет десять. А до той поры наказывать футболистов за нарушение спортивного режима мне и в голову не приходило. Ребята, с которыми я в 1989 году выходил из второй союзной лиги в первую, не просто употребляли в свободное время рюмку-другую, а пили, как и подобает взрослым людям их возраста. Алкоголь был для моих игроков своеобразным стимулом, ведь расслабляться я позволял только после удачных игр.

Теперь, когда футболисты стали злоупотреблять визитами в бары, я отношусь к термину "режим" с большей серьезностью. Да, впрочем, не только в спиртном дело: легионеров "Волыни" - камерунца Сианкама и нигерийца Домбраи, например, - во многом испортили местные девушки. В последнее время эти ребята не столько в футбол играли, сколько сражались в нашем городе с демографическим кризисом. Как мне сообщили, сражение завершилось успешно, а результатов следует ждать уже этой зимой.

Кроме того, парни почувствовали, что к иностранным игрокам у нас - особое отношение, стали играть и тренироваться вполсилы. Может, смена команды поможет им понять всю глубину заблуждений.

- У них уже есть варианты?

- Реальных - пока нет. Сианкам ездил на просмотр в клуб второго немецкого дивизиона "Саарбрюкен", но, видимо, не подошел даже команде такого уровня. Домбраи другие клубы пока не интересуются, а вот сборная, в штабе которой появился его первый тренер, недавно прислала приглашение.

- Вы в самом деле планируете выставить на трансфер сразу семь игроков?

- Возможно, даже восемь. У меня ведь в команде - 14 легионеров, а регламент настаивает на их сокращении. В свое время я сделал ставку на иностранцев потому, что находился под впечатлением игры с "Днепром". Сам себя страховал: пока соперники попытаются с ними о нужном результате на поле договориться, матч закончится. Ведь сверхзадачей прошлого сезона было для "Волыни" сохранение места в высшей лиге. Теперь, с высоты четвертой строчки в таблице, можно и о Кубке УЕФА помечтать. Тем более, что клубная школа, работающая всего четыре года, уже выдает первых воспитанников - Герасимюка, Степанова, Жерша, Панаса, Коца, Шпака, Трефиловского... Пройдет год, максимум два - и мы сможем полностью отказаться от легионеров. Благо, есть у нас на примете и другие игроки с украинскими паспортами.

- Сербов и боснийцев, игравших в "Волыни" в прошлом сезоне и первой половине нынешнего вы, если не ошибаюсь, сами выбирали. Чем же, помимо гражданства, они перестали вас устраивать?

- В штате клуба есть специальный человек - селекционер по балканскому региону. Он, зная местных игроков наперечет, привозил мне кассеты, предлагал немало кандидатур. По тем временам, трансферы футболистов, нами отобранных, были недороги. Это теперь, став у нас стержневыми игроками, они подняли не только свое мастерство, но и цену.

- И в этот момент вы грозите отправить их "торговать на базаре селедкой"?

- Произнося эту фразу, подразумевал не уровень игры, а, скорее, человеческие качества. Рискую быть неправильно понятым, но создание сербами и боснийцами своих землячеств в "Волыни" вносило раскол в коллектив. Легионеры избегали на поле контактной борьбы, считали, что должны находиться на особом положении. Из шести балканцев в команде к весне останется лишь четверо. У Недовича, приглашенного из "Партизана", истек срок аренды, а Шараба, скорее всего, будет выставлен на трансфер.

- В одном интервью вы говорили, что заключаете с приходящими в команду молодыми луцкими футболистами пожизненные контракты...

- Это действительно так. Приглашая парня в свой кабинет и усаживая в то самое кресло, в котором сейчас сидите вы, я первым делом тестирую его на наличие патриотизма. Хотя понимаю, что он, находясь в расположении юниорской сборной, общается с ровесниками из "Динамо" и "Шахтера", где условия, что греха таить, посолиднее наших. Подъемные и зарплату он хочет получать на уровне участников золотой гонки, а связывать свою судьбу с "Волынью" даже на пять лет считает для себя непозволительной роскошью.

- Но ведь именно пятилетний срок предусмотрен ФИФА в качестве максимального для профессиональных контрактов...

- А мы в него дополнительный пункт вносим - об обязательной пролонгации. Честно говоря, не уверен, что с юридической точки зрения поступаем правильно. Но с позиции человеческой у меня сомнений не возникает. Если клубная школа воспитала мальчишку, вывела его на определенный уровень, он в свою очередь должен что-то для клуба сделать. И вопрос его перехода в другой клуб, рангом повыше, должны, на мой взгляд, решать не родители игрока, а руководство "Волыни".

- И что, все соглашаются с такими условиями?

- Большинство. Есть, правда, у нас сейчас проблема с Сергеем Чапко, 1988 года рождения. Мы его заявили за основную команду, подписали, как полагается, "детский контракт" до 18-летия и тут же, не отходя от кассы, пятилетнее профессиональное соглашение. Но он пропал. Говорят, Чапко видели в одном из российских клубов - не то в ЦСКА, не то в "Химках".

- На примере "Волыни" легче всего прослеживается формула о полосатой природе судьбы. Выдавая блестящий чемпионат, всего через год опускаетесь на дно турнирной таблицы, откуда сезон спустя снова взбираетесь на вершину. Вам эта закономерность кажется случайной?

- То, что команду лихорадит с определенной регулярностью, - конечно же, простое совпадение. Но нестабильность результатов имеет под собой вполне конкретную почву. Спросите любого тренера: сколько времени необходимо для создания из набора хороших исполнителей полноценной команды. Меньше трех лет никто не назовет. Мне же, как я уже говорил, пришлось полтора года назад обновить состав практически наполовину. И то, что потеряв очков восемь-десять, мы закрепились после первого круга на четвертом месте, говорит о том, что "Волынь" находится на правильном пути...

Источник: Дмитрий Ильченко, "Спорт-Экспресс в Украине"
dynamo.kiev.ua








Статьи и аналитика о украинском футболе