Рева: "Футболисты — как картины Пикассо или Ван Гога. Сегодня стоят 50 долларов, завтра 50 миллионов"
Разделы

Все статьи сайта





http://transit-autoz.ru/
Виталию Реве 39, он без клуба и проходит реабилитацию после операции. Но даже в таких условиях Рева не делает заявлений об окончании карьеры футболиста. Между занятиями по английскому и учебой в институте Йохана Кройфа, один из самых интересных людей в украинском футболе пообщался с Дмитрием Поворознюком.
Виталий Рева, фото google.com ВИТАЛИЙ РЕВА, ФОТО GOOGLE.COM20 МАЯ 2014, 10:38
Будущее, тюрьма для Дель Нидо, новый Арсенал
 

- Вы будете продолжать карьеру футболиста?

- Я еще сам для себя не решил. Нужно правильно все разложить по полочкам у себя в голове. Пока заявлений об окончании карьеры я не делал.

- Но если оглянутся назад, вы довольны, как все сложилось?

- Человек всегда чем-то недоволен. По своей природе хочет большего. Но знаете, если папе Карло дать ветку, то он не выстругает Буратино в человеческий рост. У всех нас есть планка, выше который нельзя подняться. Можно только корректировать. Я мог добиться большего, но мог и не дойти до того уровня на котором играл. 

- Вы сейчас о своих физических данных?

- И о них, и о развитии себя как личности. Ведь очень важно комфортно себя чувствовать, быть честным перед собой и другими. Можно стать великим спортсменом, но быть гнилым человеком. Конечно, в молодости многие ставят спортивные достижения на первый план. Результат любым путем, это неправильно. Ведь наши решения влияют не только на нас, но и на семью и на окружающих людей.  

- Остался негатив от стольких лет в футболе?

- Нет негатива. Можно вспомнить только момент, когда Грозный обвинил меня в сдаче матча. Но это не негатив, а урок. Разговоры об договорных матчах в футболе были и будут. Я так относился к футболу, что думал – эта тема меня никогда не коснется. Но такой человек, как Грозный, все-таки сумел придумать прецедент. Хотя одно из главных качеств человека – научится прощать.

- От чего будете отталкиваться, принимая решение продолжать карьеру или нет?

- Не буду лишний раз говорить о ситуации в украинском футболе. Она сложная. Хотелось бы более конкретных действий от Федерации, Премьер-лиги. Сегодня никто не знает, каким будет наш следующий чемпионат. Где будут играть команды, сколько их будет, по какой системе они будут выступать? Как мне кажется, все идет к средней тяжести упадку в украинском футболе. Идет отток определенного капитала, финансовые проблемы, политическая ситуация, потеря интереса богатых людей, которые владели клубами, к футболу. Поэтому логично, что клубы будут сокращать бюджеты, некоторые исчезнут. Наверное, и количество команд в чемпионате будет сокращено.     

- Но в такое время есть и перерождение клубов. Арсенал опять жив?

- Одна команда умерла, другая была создана. Это не правопреемник. Они взяли такое же название, детскую школу. Болельщики Арсенала поддержали эту идею. Если хозяин будет вкладывать стабильно деньги, будет любить клуб, все будет стабильно в стране, со временем новый Арсенал может стать перспективным проектом.

- Вас приглашали в клуб?

- Общаемся. Мне интересно работать в долгосрочном проекте. Нужны определенные гарантии, например, что владелец через полгода не бросит клуб. В новом Арсенале руководство еще смотрит на то, как будут развиваться события в Украине. 

- На что сегодня вы тратите больше всего времени?

- На семью, учебу и реабилитацию после операции. Два месяца назад играли в футбол, и я неудачно упал на руку. Похожая ситуация, как с Чехом в матче против Атлетико.

- Пришлось закинуть учебу в институте Йохана Кройфа?

- Нет. Учусь онлайн. Очень много нового узнал, не знаю только, можно ли эти технологии применить в украинских реалиях. Например, за последнее время изучал работу менеджмента в Бока Хуниорс, Манчестер Юнайтед, Барселоне и Севилье. На курсах дают много закрытой информации, есть возможность глубже смотреть на процессы в клубах и изучать, почему и как добились успеха, например, Алекс Фергюсон и Йохан Кройф.

- Какие материалы вы изучаете? Только футбольные?

- Да все что угодно. Например, мы изучали документальный фильм о восхождении на гору. Как скалолазы готовились, насколько важно взаимопонимание в коллективе, готовы ли твои партнеры жертвовать собой ради достижения общей цели, как важна роль лидера в коллективе и какие черты ему присущи? 

- У вас группа студентов или каждый работает индивидуально?

- Есть группа людей, до 15 человек. Мы получаем одинаковые задания, но живем в разных частях мира. Новая Зеландия, Африка, Испания, Хорватия, Британия. Есть люди, которые уже работают в футбольных клубах менеджерами. Поэтому на общем форуме каждый по-своему видит решения той или иной задачи. И это общение, идеи, дают возможность под другим углом смотреть на вещи.       

- Что общего вы видите в успешном менеджменте клубов, которые изучали?

- У каждого из них были взлеты и падения. Но всех их объединяет очень большое внимание к болельщикам и детским академиям. Они стараются с малых лет воспитывать чувство патриотизма к своему клубу. Эти ценности очень сложно привить легионеру. Также там смотрят на развитие личности. Обязательно ребенок должен хорошо учиться в школе. Плюс ко всему, эти клубы развиваются как глобальные корпорации. В Украине такая система развития сегодня  – пока невозможна. Например, МЮ и Барселона постоянно ездят в Китай, Америку, Азию. Для чего? Чтобы собрать большую телеаудиторию в мире, чтобы выросло количество болельщиков. Это все влияет на доход. Есть много маркетинговых ходом. Вспомни переход корейцев в МЮ или австралийского вратаря Боснича. Они неплохие игроки, но футболистов такого же уровня они могут найти в Британии. Такие коммерческие ходы поднимают интерес к клубу в определенной части мира. В больших клубах стараются одновременно просчитывать и спортивную составляющую, и коммерческую выгоду.    

- Главная задача клуба – приносить прибыль?

- Это часть инструмента. Но это не значит, что футболисты должны об этом думать. Команда должна играть и выигрывать как можно чаще. Но тренеры и игроки – часть клуба. Есть команда менеджеров, которые управляют всем и должны заработать максимум денег как с игры, так и со всех процессов что происходят до стартового и после финального свистка. Мы называем это красивым словом «футбол». А на самом деле это бизнес.

- Вы изучали Севилью, чем вас удивил этот клуб?

- За два года (2005-06) Севилья завоевала больше трофеев, чем за всю свою историю. Мы изучали, за счет чего президент Дель Нидо добился такого результата. Я следил за Севильей и раньше, потому что там выступал голкипер Палоп, чья игра мне импонировала. Так вот, Дель Нидо – очень сильный и харизматичный человек. Он сразу сказал: «Я в клубе – номер 1. Круче меня только Папа Римский». Дель Нидо строил работу на двух факторах – профессионализме менеджмента и патриотизме работников. Он подбирал людей, для которых Севилья – часть жизни и они впитали любовь к клубу с молоком матери. В Севильи было около 15 менеджеров, и они из клуба-должника за пять лет сделали прибыльную структуру. На каком-то этапе Дель Нидо переоценил свои возможности. И все закончилось тюрьмой.

- Впервые за много лет МЮ не попадает в ЛЧ. Это связано со ставкой на не того тренера?     

- Наверное, да. Заменить такого авторитетного тренера, как Алекс Фергюсон, очень сложно. У него было восемь принципов успеха, которых он придерживался. Например, постоянный контроль над всем коллективом. «У меня есть тридцать миллионеров, и я должен за ними круглосуточно следить и сделать так, чтобы они становились лучше», — это его слова. Фергюсон раз в четыре года обновлял команду. Он делил коллектив на три вековые группы. Первая – до 23-х лет. Вторая – с 23 до 30. Третья – от 30 и выше. Фергюсон следил, чтобы все группы были представлены в команде, потому что это гарантировало результат и прогресс. Самой лучшей похвалой от Фергюсона были слова не типа «молодец», «умница», «красавец», а «хорошо сделано». На английском звучит well done.  Фергюсон всегда искал возможность улучшить достижения, например, он даже в раздевалке на базе Манчестера в Каррингтоне установил специальную машину, которая вырабатывала в организме витамин D, потому что в Британии мало солнца, и это влияло на организм футболиста.  Это только маленькая частичка того, что делал Фергюсон в МЮ. Вот таким он был тренером. Поэтому Мойесу изначально не могло быть легко. Я не думаю, что Мойес слабее в плане тактики или тренировочного процесса. Просто, наверное, он не имел такого уважения и авторитета в клубе.

Публичная жизнь, профессия «футболист», Гарет Бэйл
 

- Быть публичным человеком сложно?

- Сейчас моя публичность больше касается профессии жены. Ей нужно развиваться в мире моды и всей этой индустрии. Поэтому и мне приходится участвовать в каких-то фотосессиях, встречах, мероприятиях.

- Вам это в тягость?

- Иногда да. Вот недавно Лену пригласили на вечеринку, и она звала меня с собой. Я ей говорю, что нет желания, но поскольку она часто идет мне на уступки, пришлось поприсутствовать на том мероприятии. В светской жизни ведь не обязательно быть от первой до последней минуты на вечеринке. Главное, чтобы это не мешало подготовке к матчу.

- Публичность мешает вести нормальный образ жизни?

- Все зависит от сознания, интеллекта, разума. Но быть непубличным в футболе невозможно. Есть телевидение, пресса, интернет, болельщики. Футболистами постоянно интересуются, даже если они закроются дома. Но игроку могут простить многое, если он здорово выглядит на футбольном поле. Главное, чтобы он сам был в состоянии приходить на стадион.

- Многие считают что футболист – самая переоцененная профессия. Доктора, учителя и шахтеры приносят больше пользы, но зарабатывают в десятки, сотни, тысячи раз меньше. Где справедливость?

- Сейчас многие в футболе не зарабатывают. Играют бесплатно. Меня скоро жена выгонит из дома. И это не смешно. Почему в футболе столько денег? Наверное, для многих олигархов это любимый вид спорта. Альтернативная замена казино. К тому же это единственный популярный вид спорта, в который играют не руками, а ногами.      

- За Бэйла заплатили 100 миллионов евро. Город Ровно, где я родился, мог бы год жить на эти деньги.

- Не все в мире подчинено законам разума. На каком-то этапе развития за вратаря Буффона заплатили 32 миллиона. До сих пор этот рекорд не побит, если говорить о цене на голкиперов. Окупится ли стоимость Бэйла? Думаю, в Реале все просчитали. Даже если под него подкатятся и сломают, он все равно будет приносить деньги. Возьми даже нашего Коноплянку. После матчей с Англией его цена взлетает, после некоторых матчей в Украине – падает. Футболисты как картины Пикассо и Ван Гога. Сегодня этот товар стоит 50 долларов, завтра – 50 миллионов.

- Трансфер Бэйла вызвал в Испании недоумение. Страна в кризисе, а Реал платит такие деньжищи. Футбол вообще живет по другим законам?

- Все видят только то, что дядя Роналду – красивый парень, у него модная прическа и суперкар. Но он же для этого много работает. Постоянно думает, как заработать достаточно за карьеру. Рано или поздно он перестанет играть, а затраты останутся на том же уровне. Нужно воспитывать детей, покупать жене крема. Проблема в том, что все видят футболистов однобоко. Но я знаю игроков,  которые больше года не получали зарплату. Они каждый день ходили на работу, тренировались. И у них возникают вопросы, для чего этим заниматься, как содержать семьи? В такой стране мы живем.        

- Как жить Бэйлу с ярлыком в 100 миллионов после завершения карьеры?

- Ван Гог рисовал картины, но умер неизвестным и небогатым. Хотя через столетия его картины стоят под 100 миллионов. Да, такие трансферы могут покалечить жизнь. Всегда есть две стороны медали. При всей своей огромной зарплате, он, наверное, не может делать элементарные вещи. Не может спокойно сходить в кино или прогуляться по улице. Многие с ним разговаривают и воспринимают, наверное, не как личность, а как человек «100 миллионов». Величие создает определенные проблемы. Некоторые футболисты, даже в Украине, ходят с охраной. Лично мне такая жизнь не нравится. С уверенностью сказать про Бэйла могу только одно – он уже никогда не забьет мне гол.

Гольф, Бутусов, PLAYBOY
 

- Это правда, что вы ездили в Монако на турнир по гольфу?

- Да. Но я пока не играю, а знакомлюсь с гольфом. Турнир организовала FIF PRO, меня пригласили друзья. Приехало много звезд футбола: Дюгарри, Карамбе, Парато, Шерингем, Симоне, Антониоли, Шмейхель. Последний для меня вообще был примером вратаря. Я много матчей с его играми записывал на кассеты. А в Монако получилось познакомиться, поговорить. Кстати, он немного поправился.  

- Как эти известные футболисты себя ведут в обыкновенной жизни?

- Да простые, нормальные мужики. Попили пива, пообедали, поиграли в гольф.

- Почему вы увлеклись гольфом?

- Там та же зеленая трава, и главный объект – мячик. Возможно, уже устал пропускать и доставать мячи. Пора уже самому забивать.

Гольф – достаточно сложная игра. Игра нервов и интеллекта. Нужно много анализировать. В гольфе аристократическая манера поведения, есть определенные правила. Нужно считать очки другого партнера, нельзя обманывать, есть чувство справедливости. Нельзя мешать другому игроку, стоять на линии удара, или что бы твоя тень падала на мяч. Нельзя касаться руками травы. Поэтому есть много моментов, которые вырабатывают в тебе положительные качества.

- У вас много знакомых, с которыми интересно проводить время, отдыхать или просто общаться?

- Отдыхать я езжу всегда с женой и ребенком. Я отношусь к тем людям, которым комфортно со своей семьей. Хотя не могу сказать, что мне не нужно общение с другими людьми.

- Отдыхать семьями с другими футболистами вам не интересно?

- По-разному. Часто у моей семьи и других отличаются режимы, интересы. Я не люблю зависеть еще от кого-то. Не всегда со своей семьей можно согласовать план на день, что тогда говорить о планах с другими семьями.

Моя супруга, например, говорит, что я не умею дружить. Возможно. Я не люблю никаких обязанностей. Не люблю встречаться только потому, что это надо. Не хочу напрягать людей, но и не хочу сам напрягаться. Все ведь любят, чтобы подстраивались именно под них.

Я никогда не считал себя очень дружелюбным парнем. Для меня друг – это близкий духовно человек, он тебя понимает, смотрит с тобой одинаково на какие-то вещи. Вы можете не общаться длительное время.

Часто общаться с другими людьми важно для женщин. Такова их природа. Мужчины устроены по-другому. Иногда и мне хочется послушать интересного человека, но этот человек должен быть умным, грамотным и мог бы удивить. Должны складываться какие-то духовные пазлы.

- Я слышал, что вы дружите с музыкантом Вячеславом Бутусовым. Это правда?

- Лично я считаю его своим другом. Как считает он? Не знаю. Но мне с ним очень интересно общаться. Он неординарная личность и прошел разные этапы в жизни, которые и сформировали его. К тому же мне близка по духу его музыка, она дергает за какие-то струнки в душе. Мы видимся достаточно редко. Как правило, в различных городах и местах. Обсуждаем творческие и духовные моменты.

- Это происходит на кухне с бутылкой вина и пачкой пельмешек?

- Он не употребляет спиртного вообще, а я пью мало. Мы можем долго общаться и без спиртного. Встречаемся мы чаще всего в ресторанах или на его концертах. Однажды я завел его на динамовскую базу в Конче-Заспе. Нас тогда еще Йожеф Сабо встретил, но ничего не сказал.

- Шоу-бизнес и футбол можно сравнивать?

- Какие-то моменты, да. Вадим Рабинович в свое время пытался же развивать Арсенал в стиле шоу-бизнеса. Вспомните фотосессию с моделями «PLAYBOY». На один из матчей пришло даже 40 тысяч зрителей. Тогда, кажется, семечки бесплатно раздавали. Один парень даже машину выиграл в викторину. Бежит с билетиком на поле, а ему говорят: «Ты куда вышел? Беги отсюда». И в результате  победителем стал совсем другой человек. Вот пример того, как команду старались раскручивать любыми средствами.

- Вам было интересно фотографироваться с моделями «PLAYBOY»?

- Сначала я отказывался, но супруга настояла. Говорит: «Почему ты все время скромничаешь? Команда же вся идет». Так что пришлось. Супруга также присутствовала на фотосессии, она же из модельного бизнеса, могла подсказать. Елена знает, что я довольно устойчив психологически, и лишнего себе не буду позволять. Вообще, когда человек не упивается алкоголем и не играет в азартные игры, его можно отпускать куда угодно.

- Команда почувствовала эффект от сьемок?

- Она немного потерялась. Несколько туров были плохие результаты. Камеры, фуршеты, алкоголь. Это все не может пройти безнаказанно. Тогда еще один интересный случай произошел. Мы снимались два раза. Первый – на поле, второй – в студии. Для меня было забавно, когда в студии сидел Парфенов в холодной ванне, согнутый и дрожащий. Не было горячей воды, приходилось теплую воду носить ведрами, но она быстро остывала. Так что на картинке кажется все очень красивым, но это очень сложная работа.

- Что бы вы интегрировали из шоу-бизнеса в футбол?

- Я немного консервативен. В футболе должен быть порядок. Девочки на базе, съемки, фуршеты, это все отвлекает от работы. При Фоменко и Лобановском такого быть просто не могло. Категорически.

- Почему некоторые команды запрещают футболистам общаться с журналистами?

- Не каждый может грамотно оценить ситуацию. К тому же любое интервью – это затрата энергии. Сейчас же все всё видят. Ты чихнул, и через пять минут уже в интернете появилась информация о том, где это произошло, как, при каких обстоятельствах. Сейчас мир настолько быстро двигается вперед, что не все успевают понять ситуацию. Раньше я покупал «Спорт Экспресс» и вычитывал, как играют вратари. А сегодня я в интернете могу найти его тренировку, узнать, как он отбивает пенальти, какие его слабые и сильные стороны, даже в каких перчатках и бутсах он играет.

В материале использованы фото google.com, luxlux.net

Дмитрий Поворознюк, специально для Football.ua








Статьи и аналитика о украинском футболе